Добро пожаловать!
Мировая Авиация
Военные вертолёты
Гражданские самолёты
Технологии и вооружение
Война в воздухе
Авиация от А до Я


   
 

Новое в авиации

 
   

Some other websites:

Mary Kay products online catalog

Future conceptual cars review


Контакты
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Ударный самолёт Panavia «Tornado» IDS: Подробно

Самолёт «Торнадо» проектировался в годы холодной войны как круглосуточный дальний всепогодный ударный самолёт, во избежание обнаружения радиолокаторами способный выполнять полёты на малой высоте. В то время, когда «Торнадо» только приобретал свои характерные очертания на конструкторских чертежах, его задачи виделись необычайно разнообразными.

Среди них: глубокое проникновение за линию фронта для нанесения ударов по важным объектам и срыва снабжения противника, долгие полёты над морем в поисках кораблей противника, разведка в прифронтовой полосе и в оперативной глубине. Использование дозаправки давало возможность решать и дальние - евростратегические - задачи. При столь несхожих миссиях от самолёта требовалось обладать несколькими трудно сочетаемыми способностями. Разрешить это противоречие помогло крыло изменяемой геометрии.
 

 Стратегический бомбардировщик He 111 в деталях

Несмотря на скорый неумолимый переход превосходства в небе к советской авиации, люфтваффе ещё не раз демонстрировали примеры прекрасно подготовленных и отлично проведённых стратегических бомбардировочных операций, участниками которых оказывались He 111. «Юмо» 211 стали наиболее массовыми немецкими авиамоторами периода Второй мировой.

Всего было выпущено более 68 000 таких двигателей в разных вариантах. Именно этими двигателями было оснащено в первые годы войны подавляющее большинство немецких бомбардировщиков - He 111H, Ju 87B/R/D, Ju 88A/D. He 111H-4 оснащался двумя вариантами - сначала «Юмо» 211D-1, а позже более мощными «Юмо» 211F-1. «Юмо» 211F-1 представлял собой перевёрнутый V-образный 12-ти цилиндровый двигатель жидкостного охлаждения с непосредственным впрыском.
 

 Самолёт на дне Ладоги

Было это в году 1982 - 1983-м. Ранняя осень в Крыму, Севастополь. В тот год собрались там люди, одержимые необычным увлечением – собиратели старой военной техники, реликвий минувшей войны. Люди, отдающее всё свободное время воссозданию забытых и затерянных страниц героической летописи Великой Отечественной.

«Задающим генератором» этого сбора был, в то время главный редактор журнала «Техника молодёжи» В. Захарченко. Наверное, благодаря ему и удалось собрать разрозненные и разбросанные по некогда единому Союзу группы энтузиастов поиска образцов старой военной техники – автомобилей, танков, самолётов. Группы поиска, собравшиеся в тот год в Севастополе рассказывали об удивительных находках, деланных на дне Балтийского и Чёрного морей, в Забайкальской тайге, в болотистых поймах под Архангельском.
 

 Легенда о хитроумном подьячем

Летом 1803 года жители Петербурга стали свидетелями интересного события. В столицу прибыл известный французский воздухоплаватель Я. Гернерен, дабы впервые в истории России предпринять с самого «высочайшего» разрешения несколько своих диковинных путешествий на воздушном шаре.

Первый полёт Гернерен совершил 20 июня вместе со своей женой в присутствии Александра I и всего царского двора. Спустя месяц он вновь поднялся в воздух на этот раз с генералом С. Львовым. Львов, заплативший за место в гондоле кругленькую сумму, стал героем дня и первым русским аэронавтом, совершившим полёт в качестве пассажира. Среди многочисленных зрителей, которые наблюдали за приготовлениями к полёту в саду Кадетского корпуса, был и скромный чиновник А.И. Сулакадзев.  Воздушный шар благополучно взлетел и вскоре превратился в едва заметную точку. Публика стала потихоньку расходиться. Побрёл домой и Александр Иванович...
 

 Аэропорты будущего

В своём бездумном, разрушительном «покорении» природы человек заметно преуспел. Порой результаты его деятельности приводят к появлению пятен-зон экологического неблагополучия. Вот и современный аэропорт – это центр постоянного воздействия на окружающую среду, район с преобразованной экосистемой.

Устойчивость системы нарушена в ряде мест настолько, что её саморегуляция находится на критической грани равновесия. Авиация влияет на все компоненты природы: атмосферный воздух, воду, почву, животный и растительный мир. Источником такого воздействия являются прежде всего воздушные суда и службы обеспечения полётов. Правда, пока интенсивность этого воздействия значительно меньше, чем наземных видов транспорта, но она постоянно растёт. Так, по сравнению с 1955 годом, количество выбросов вредных веществ в атмосферу двигателями воздушных судов возросло почти в пять раз, применение токсичных и опасных веществ в технологиях ремонта и обслуживания воздушных судов увеличилось в 3.5 раза, интенсивность шума возросла на 20%.
 

 Бесценный груз

Шёл сентябрь сорок первого года. В те дни целая битва разгорелась в стенах Научно-исследовательского института Гражданского Воздушного Флота, где хранились научные труда русского учёного К.Э. Циолковского. Ещё в 1935 году его наследие, по решению Совета Народных Комиссаров было передано Главному Управлению ГВФ.

Тогда же эту ответственную работу возложили на инженера Бориса Никитовича Воробьёва, соратника Константина Эдуардовича. Кто же такой Б.Н. Воробьёв? Бывший слесарь Обуховского завода в Петербурге, затем инженер-машиностроитель, всю свою сознательную жизнь посвятивший космонавтике. Ученик К.Э. Циолковского, автор более чем четырёхсот работ по вопросам техники, авиации, воздухоплавания, реактивных летательных аппаратов. Ещё в 1911 году Циолковский писал в одном из своих писем Б.Н. Воробьёву: «…Человечество не останется вечно на земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе всё околосолнечное пространство».
 

История мировой авиации